Приветствую Вас Гость!
Понедельник, 24.07.2017, 23:42
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 55

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Февраль 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829

Архив записей

Друзья сайта

Главная » 2012 » Февраль » 22 » Архимандрит Аввакум. ТУПИКИ КАТЕХИЗАЦИИ. Сказ о том, как баба деда в попы продвинула
08:01
Архимандрит Аввакум. ТУПИКИ КАТЕХИЗАЦИИ. Сказ о том, как баба деда в попы продвинула
Автор – клирик Полтавской епархии УПЦ МП.


В один прекрасный Божий день, в такой же прекрасный час, в епархиальном управлении мирно шел прием. Посетителей к концу дня становилось все меньше и меньше, и прием заканчивался. Преосвященный уже предвкушал прекрасно-вожделенную атмосферу вечернего отдыха, как вдруг к нему в кабинет вошла баба с корзиной, из которой выглядывал гусь.

Что-то гипнотическое есть, дорогой читатель, в этом безмолвном, немигающем взгляде большой домашней птицы. Чародейско-колдовское, ведьмовское, я бы даже сказал. Преосвященному сразу же стало как-то не по себе, жутковато. Но, диалог начался…

- Так, - начал преосвященный, - чего и по какому вопросу пожаловала к нам раба Божия? Не обижает ли вас там приходской батюшка? Довольны ли вы им?

- Нет, владыко, у нас все это - слава Богу и Вашими святыми молитвами - благополучно, нечего жаловаться. Но я к тебе, владыко, с немаловажной просьбой.

- И каковой же?

- Рукоположи-ка моего деда в попы, пусть правит службу в церкви!

- Ну-у-у… "ожесточила еси просити", - протянул басовито и озадачено архиерей. – Как же я рукоположу твоего деда в попы, ежели он ни читать, ни писать не умеет? Грамоты-то у него ведь нет. Неписьменный он.

- А я вот о чем и говорю, пусть он не пишет, что ему там писать, а службу в церкви пусть правит и правит прилежно.

- Нет, баба, не рукоположу я твоего деда и все. Аминь!

- Рукоположи!

- Не рукоположу! Только через мой труп! – яростно упрямится архиерей, а баба наступает на него с гусем в корзине. Гусь от крика тоже стал кричать, усиливая нервозность.

В кабинет владыки, слыша шум и брань, сбежались секретари, иподьяконы и все вместе насилу спровадили неуемно разбушевавшуюся бабу. Насилу соборно вытолкали со двора в калитку.

Тяжело дыша, переведя дух, все облегченно вздохнули. Ну, думают, на этом и кончилось. Отбились от назойливой бабы. Но нет, не тут-то было.

На следующей неделе, почти в такой же прекрасный день и в нем прекрасный час, было солнечно, ничто не предвещало грозы, день клонился к вечеру, и прием посетителей заканчивался. Но вдруг скрипнула калитка епархиального управления. Преосвященный встревожился. И не напрасно. Опять вошла баба с гусем, и атака началась сызнова.

- Рукоположишь?

- Не рукоположу!

- Нет, рукоположишь!..

- Эта баба, - говорит преосвященный секретарям и иподьяконам, - видимо, есть "суть от баб египетских", немедленно выгоните ее!

Все дружно насилу вновь выгнали ее, вытолкали в калитку и тут же заперли. Отдышались и перевели дух.

На следующую неделю все повторилось по-прежнему. Уже и милицию вызывали, уже преосвященный, сидя за обеденным столом, бросал ложку и тарелку с горячим борщом и бежал выпихивать бабу. Что только ни делали и чего только ни предпринимали - ничего не помогало. Как только неделя к исходу, а день к вечеру - баба тут как тут, с гусаком в корзине и с просьбой: "Рукоположь моего деда в попы!"

В конце концов, архиерей так был измотан настырной бабой, что сдался на волю и на милость Божию.

- Это не баба, а смерть моя! Она суть от жутких баб египетских! - говорил епископ таким же измотанным секретарям и иподьяконам, затем обращаясь к просительнице:

- Знаешь что, баба, давай, веди своего деда в собор, нехай его корова забодает, рукоположу его в попы, да только отвяжись от меня, отстань от меня, в конце концов, и от моей души!

Ну и поставил старика попом. Подошло воскресенье. Надобно службу в церкви править, а дед действительно ни читать, ни писать не умеет. Но от природы он был смекалист и сноровист. Облачили его в ризы, подпоясали поясом и вытолкнули из алтаря к народу: "Правь службу, дед".

- О, Господи! – думает дед, - что ж мне делать? Что говорить?! С чего начинать!?

Наконец собрался с духом и начал:

- Ну, люди добрые, честные христиане, зде предстоящие: знаете ли вы Слово Божие или нет?

- Не знаем, батюшка, - смиренно отвечали верующие сельчане.

А дед им на то смиренно, в тон обществу, ответствует:

- Ну, коли не знаете, то и я, грешный, по своему смирению вас не научу. Не дерзну. Идите с миром до дому!

Люди расходятся из церкви. Одним прихожанам понравилось, что богослужение так быстро закончилось, другим – нет, и они шли рассерженными. На следующее же воскресенье прихожане вместе условились сказать деду, что знают Слово Божие. Интересно, что им на это дед скажет.

Прошла неделя и настало воскресенье. Дед, напустив на себя умный вид, начал:

- Ну, люди добрые, честные христиане, знаете ли вы слово Божие или не знаете?

- Знаем, батюшко, - дружно говорит народ.

- О! А если знаете, тогда зачем вы сюда пришли? Что, дома работы нет, делать нечего? – строго так нравоучит дед. - Так и норовят, понимаешь ли, от дел увильнуть, быть праздными! Идите с миром по домам.

Люди вышли из церкви. Одним понравилось, другим - нет. Но прихожане на следующее воскресенье решили преподнести деду новый сюрприз.

- Ну что, люди добрые, честные христиане, - вновь повторяет дед в очередной воскресный день, - знаете ли вы Слово Божие или нет? В церкви при этих словах происходит шум, гам, движение.

- Чу, что такое? – спрашивает дед и видит: люди разделились. Одна половина кричит, что не знают Слова Божия, а другая – что знает. Тут дед озадачился: что делать, как поступить, что говорить?

Но прошло мгновение, и его осенило гениальное решение.

- Стойте, - кричит дед, - умолкните! Слушайте, наконец, вы!

- Слушаем, - попритихли прихожане.

- Та половина из вас, которая знает Слово Божие, пусть берет и учат тех, ту половину, которая не знает Слова. Ну а я, по смирению своему, не дерзну учительствовать и ухожу домой. Ангела вам хранителя!

Так "премудро" дед правил парафией до самой своей смерти…

Мы, духовенство, часто слышим в свой адрес пренебрежительные окрики архиереев: "Вы, попы, только и знаете, что по требам бегаете!" Так, извините меня, весь предыдущий строй, уклад церковной жизни нас научил, и таковыми быть определил. Из века в век прямой обязанностью священников была служба по служебнику, и требы по требнику. Все предписано уставом, во всем казенная форма, обряд: ни шага направо, ни шага налево! Таким образом, когда с патриаршего престола прозвучал "миссионерский императив", мы увидели, что в нашем православии очень мало харизматичных личностей, которые бы привлекали людей в церковь не уставом и формой, но мыслью, Словом, которое привлекало бы людей.

Православная Церковь воспринимается как обрядовый институт. Мы – обрядоверы, и этим все сказано. Надо быть самими собой и не стыдиться этого. Не уничижать простых батюшек "требных". Они исполняют то, чему были научены из многовекового опыта православной Церкви. Они идут по накатанной веками колее. Иере́й (Ἱερεύς – жрец), учит "Википедия", — термин, перешедший из греческого языка, где первоначально он обозначал "жреца", в христианский церковный обиход; в буквальном переводе на русский язык — священник. Слово "жрец" вызывает не самые возвышенные ассоциации.

Как появились церковноприходские школы в царской России? Как ответ на распространение сектантства в южноукраинских областях с середины XIX века - с чтением Евангелия на доступном народу языке, а не на церковнославянском. Штундисты, как их тогда называли, противопоставляли свою проповедь поучениям тогдашних сельских батюшек, которые прочтя кое-как Евангелие на славянском, затем раскрывали суть прочитанного на разговорном. То была единственная форма тогдашней проповеди. Причем сельский малограмотный батюшка вполне мог заявить, что, как смеются острословы и поныне, "Троица - это Иисус Христос, Матерь Божия и Иоанн Предтеча (или святитель Николай)". Церковноприходские школы виделись российским властям самым надежным спасение ситуации. Но распространение грамотности укрепило не силу церковности, а породило пагубное для России революционное движение.

Миссионерство и проповедничество - это отнюдь не массовый, не повсеместный стиль жизни и образ мысли. Всех на миссионерство, на проповедь не погонишь. Пойдут только те, и лишь те, кому это дано. Это очень редкий дар и очень одинокий путь.

Обратимся к моему приходскому опыту катехизации. Одна бабушка с изящной сумочкой на руке в 90-е годы ходила на воскресные вечера, где мы говорили о вере. Тогда, в 90-е, много людей приходило. Но она мне ставила всегда один и тот же вопрос: "Вы мне расскажите, кто они такие эти душогубители Иеговы?" Я целых полчаса рассказываю, что это не церковная организация… На следующее воскресенье та же самая бабушка встает и говорит: "Так вот вы мне, батюшка, ярче, ясней растолкуйте, кто они эти душогубители-иеговисты, я хочу о них все знать!" Я опять полчаса рассказываю, даже фильм специальный нашел и показал участникам вечера. Проходит еще одна неделя, и вот опять встает та же самая бабушка и опять выводит звонко тот же самый вопрос-песню: "Так вот, ту прошлую неделю я так и не допоняла, кто же они такие, эти изуверы-иноверцы-свидетели. Я вас прошу сегодня более ясно и обширно объяснить. Потрудитесь, батюшка, объясните…". И уже в третье воскресенье я понял, что это глубокая клиника.

Успех миссионерства - поймать живой пульс современности, свежие идеи, болевые точки. Чтобы было не заезжено, не буднично, не тривиально. И еще очень важно. Чтобы слушали с интересом - надо говорить правду о Церкви, каковой бы горькой она ни была. А не то будет смешной конфуз, типа этого:

В духовной семинарии преподаватель гомилетики – науки о проповеди - не столько преподает, сколько занимается нравоучениями:

- Апостольские и церковные правила гласят – обманывать грех! Все поняли?

- Поняли, - кивают так же вяло семинаристы.

- Апостольские правила гласят, - продолжает преподаватель, - что обманывать священника – двойной грех!

Вдруг раздается смелый голос из зала: "А если священник сам обманывает?!"

- Апостольские правила гласят – осуждать обманывающего священника - тройной грех! Поняли?

– Мы всё поняли! – смеются, кивая друг другу, семинаристы.

В миссионерских дневниках святителя Николая Японского можно найти много очень интересных заметок о том, какие мы, православные, миссионеры: "Приехал в академию, думал, может, там, кого-то хоть одного заохочу, приглашу на миссионерство, и никого не пожелал, никто не откликнулся поехать со мной на восток. Э-э, братцы батюшки, миссионеры, проповедники, где вы!?" С горьким упреком писал в своем дневнике святитель Николай. Не понимал, бедный, что у них, заканчивающих духовные академии и семинарии, уже припасены атласные рясы, дорогие парчовые ризы, митры, даже жезлы и посохи, и кому нужно миссионерство в холоде, голоде, да еще в такую даль ехать и, более того, в неизвестность!

Вот наш более близкий пример. Полтавская Миссионерская семинария УПЦ МП, что в городке Комсомольске Кременчугского района. У меня, время от времени, появляется весьма неделикатный вопрос: кого она там выпустила, что именуется "миссионерской"? В какую страну мира и кого она послала нести свет Православия - там, где его никогда не было: в Индонезию или на Филиппины, или в Новую Зеландию? Давайте правде в глаза смотреть. Это только броская афиша, за которой кроется банальная заурядная духовная школа.

Мы только прикрываемся громкими и броскими афишами и лозунгами.

Пример современной эффективной проповеди - школа Галаад у Свидетелей Иеговы, которых мы клеймим за "вредность". Там три года учат миссионерству, причем студенты не знают будущей страны своего назначения, об этом им говорят после получения диплома об окончании этой школы. Имена тех, кто дает назначение "миссионерам", скрываются. Свидетели Иеговы после окончания школы "Галаад" ставятся перед фактом своего назначения, которое они не вправе обсуждать. Им дают конверты, по вскрытии которых они узнают, в какую страну земного шара им предстоит ехать, и, таким образом, еще год учат язык той страны. Затем они получают билет в один конец. Прилетев на место своего назначения, они обязаны довести до совершенства, довыучить местный язык и культуру народа той страны. Религиозное общество вложило в них большие деньги и теперь ожидает от них результата, а их главной целью является основание местного собрания своей конфессии. Они стараются вести себя так, чтобы не выделяться из среды местных жителей.

В тех странах, где большинство населения не может ни читать, ни писать, Свидетели Иеговы организуют школы, в которых бесплатно обучают людей всякого возраста умению читать, писать и азам математики. При этом своим главным назначением они считают обучение людей из всех народов тому, что они считают "точным знанием Слова Бога".

Это ли не назиданием нам, православным? Ведь многое самое миссионрское, инициативное, звонкое, книжное, деятельное, давным-давно ушло от нас в "секты". Они не уповают на покровительство сильных мира сего, властей временных, но надеются на силу, мощь, свет Евангелия. В этом эффективность их проповеди. Не чтение сухих докладов на различных конференциях, но конкретная работа с простыми людьми.

Президент Владимир Путин в 2003 году приехал как-то в южный регион России - Краснодарский край. У него была там встреча с главами краев, областей, городов, ну и с духовенством. Наше духовенство традиционно тянет свою ноющую волынку: "Сектанты активно распространяются, сектанты наступают, всюду действуют, сектанты уже заели...". Путин ответствовал: "Простите, уважаемые владыки, а кто или что мешает вам сейчас с таким же успехом действовать, проповедовать и миссионерствовать?"

Проблема в том, что наше традиционное Православие уже много веков как не было миссионерским. Оно привыкло быть господствующим, владеющим, подавляющим. Следовательно, кроме внешних богослужебных функций, у нас нет никаких других навыков.

Церковь была еще в Византийской империи государственной религией, частью царского государственного аппарата. Вспомним истории гонений на Иоанна Златоуста или Максима Исповедника... Если хотим миссионерствовать, катехизаторствовать хотя бы и внутри своей страны, области, города, храма, то нам надо отказаться от бюрократического словосочетания "каноническая территория". Ведь, если следовать нашей логике, то придется признать, что апостолы были злостными нарушителями "канонической территории" в Римской империи, где уже существовала своя "традиционная религия", многовековой "духовный опыт", а значит апостолы занимались там незаконным "прозелитизмом".

Нам предстоит наверстывать упущенное. Хоть через ошибки, хоть и через досадные нелепости, но исполнять свою миссию нужно. Будут издержки, перекосы, тупики. Но, это жизнь, а в ней все бывает. Проповедовать слово Божие, как говорил апостол Павел, нужно вовремя и не вовремя! Одно нужно уяснить для себя: мы уже никогда не будем одни, мы не будем иметь монополии на религиозную жизнь общества. Посему миссионерству, катехизации, проповеди необходимо учиться, в том числе и у "сектантов". Ведь, по большому счету, что такое наша проповедь? В сумраке и безысходности бытия живая душа идет навстречу такой же живой душе живого человека и говорит Слово.
Просмотров: 181 | Добавил: Анарион | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: