Приветствую Вас Гость!
Пятница, 21.07.2017, 07:29
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 55

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Февраль 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28

Архив записей

Друзья сайта

Главная » 2011 » Февраль » 23 » "митрополит" Владимир (Котляров)-самый старейший агент КГБ
08:39
"митрополит" Владимир (Котляров)-самый старейший агент КГБ
Константин Преображенский. МИТРОПОЛИТ ВЛАДИМИР БЫЛ ОТКРОВЕНЕН… О беседе двух агентов в Токио 30 с лишним лет назад

Когда в середине 1970-х годов Владимир Путин начинал свою службу в Пятом отделе Ленинградского областного управления КГБ, никто не догадывался о том, что это повлияет на судьбы мира. По крайней мире, "Русского мира" и всей мировой религиозной жизни.

Может быть, Путин работал в том отделении Пятого отдела, которое опекало Церковь и, тем самым, разлагало ее персонал. Но он сам пишет в книге "От первого лица", что его отделение занималось студенческой молодежью. Впрочем, одно другому не мешает. Во-первых, начальник отдела мог дать своему подчиненному любое поручение, в том числе и по "церковной линии", а во-вторых, он, видимо, как и я, как и все молодые чекисты, любил слушать рассказы старших товарищей о всяких занимательных случаях. Больше всего поводов для них давала церковная жизнь. Чекисты часто попадали там в нелепые ситуации. Может быть, тогда Путин понял, что Церковь – это что-то очень важное, а не только удел старух. И что она недостаточно используется в оперативной работе. Или ему это кто-нибудь подсказал.

Но даже если предположить невозможное, что Путин стал бы начальником разведки в советское время, то и тогда он один ничего бы не смог сделать. Потому что ему пришлось бы доказывать важность этой работы мастодонтам из ЦК КПСС, и они могли бы с этим не согласиться. Ибо в их представлении религия действительно была "опиумом для народа". Они искренне не понимали, для чего она нужна.

Разумеется, и тогда СССР вел против Запада церковный шпионаж, и так же пытался захватить Зарубежную Церковь. Да и разложение русской эмиграции шло полным ходом. Но эта работа не была главной. Самым важным считалось найти формулу нейтронной бомбы, чертеж ракеты или еще что-нибудь осязаемое, понятное с точки зрения материалистического мировоззрения коммунистов.

Сейчас Путину ничего и никому не нужно доказывать – он хозяин в стране. Да, немыслимое ускорение работы по захвату и упразднению Зарубежной Церкви могло произойти только после того, как КГБ захватил в России высшую государственную власть. Но этого было недостаточно.

Должен был возникнуть еще один феномен - российский бизнес. Да, полукриминальный, связанный со спецслужбами и мафией. Ему тоже понадобилась Зарубежная Церковь. Для отмывания незаконно нажитых миллионов и вывода их за рубеж без всякого риска.

Ведь в отличие от России, где все контролируется ФСБ, Церковь на Западе совершенно свободна. Ее никто ни в чем не смеет подозревать, и она не платит налогов.

Это огромная оффшорная зона. Но если ты переведешь миллионы долларов в настоящую оффшорную зону, где-нибудь на Багамах, тобою могут заинтересоваться западные "компетентные органы". А если ты вложишь те же деньги в русскую церковь, расположенную у них же под носом, то они тебя будут уважать!

На это ушли девяностые. Именно в те годы Москва вдруг во весь голос начала говорить о присоединении Зарубежной Церкви. К концу прошлого века ее захват стал самой важной внешнеполитической задачей страны, тем более что деятельность РПЦЗ в России представляла и определенную внутриполитическую проблему.

Но было и еще одно обстоятельство, последнее по важности. В течение предшествующих десятилетий Московская патриархия стремилась играть более активную роль во внешней политике страны. Разумеется, в ЦК КПСС ее справедливо осаживали, но она не сдавалась: использовала любой канал для аргументации такой точки зрения и доведения ее до руководства страны, и в первую очередь КГБ.

Мне пришлось лично в этом поучаствовать в восьмидесятые годы, хотя я и работал в научно-технической разведке, которая была весьма далека от Церкви. Да я был, к тому же, верующим христианином.

Разумеется, я скрывал это от товарищей по разведке, иначе бы моя карьера рухнула. Но не упускал случая исполнить свое давнее желание – пообщаться с живым священником. На родине у меня такой возможности не было. А в Токио, где я работал корреспондентом ТАСС, их тоже предоставлялось очень мало.

Поэтому, когда в 1984 году в столицу Японии приехал советский епископ, я тотчас же стал искать повода с ним познакомиться. К тому же это был целый архиепископ, с бриллиантовым крестом на клобуке, - Владимир Краснодарский и Кубанский (Котляров). Он приехал на Третью мирную конференцию христиан СССР и Японии во главе небольшой делегации советских христиан, причем не только одних православных. Были там и лютеране из Прибалтики, и еще кто-то. Я старался с членами делегации не сближаться на всякий случай. А то обменяешься парой любезных фраз с каким-нибудь пастором из Риги, а через месяц в твой отдел разведки в Москве придет жалоба из КГБ Латвийской ССР: с какой стати ваш разведчик беседовал с нашим агентом? Начнется глупое и ненужное разбирательство, могущее повредить моей карьере.

Разумеется, профессия журналиста давала мне убедительный повод для знакомства с любым человеком на планете с целью взять у него интервью. Но здесь это правило не срабатывало: советские журналисты просто так интервью у епископов не брали.
Разумеется, мне и в голову не пришло звонить самому архиепископу Владимиру в отель и договариваться о встрече. Во-первых, это был бы, выражаясь языком КГБ, "несанкционированный контакт со служителем Церкви". А то и еще хуже: "…с представителем враждебной среды". А во-вторых, меня совершенно не волновало то, согласится ли на это сам архиепископ Владимир. Впрочем, он вряд ли бы осмелился отказать в интервью корреспонденту ТАСС. А в-третьих, я не сомневался в том, что архиепископ Владимир - наш агент. Иначе он не разъезжал бы так свободно по заграницам.

Работой с церковной агентурой в зарубежных резидентурах КГБ тогда занималось управление внешней контрразведки. Поэтому я сел в машину и поехал в советское посольство в Токио, поднялся на десятый этаж, где расположена резидентура КГБ, и постучал в дверь кабинета заместителя резидента по контрразведке.

- А зачем тебе это надо? – удивился он, посмотрев на меня с неодобрительной усмешкой. Как и у всякого чекиста, у него родилось подозрение, что я лезу в его огород. То есть хочу заработать какие-то "очки" за его счет, мудруя над советским агентом-священником, что, конечно, гораздо легче и безопаснее, чем вербовать японцев с целью промышленного шпионажа.

Как я вскоре узнал, архиепископ Владимир действительно был агентом Управления КГБ по Краснодарскому краю. На период командировки в Токио, пока там шла Третья мирная конференция христиан СССР и Японии (тоже явно организованная советской разведкой), архиепископ Владимир находился на связи именно у моего собеседника.
На понятном ему языке я объяснил, что хочу заработать "очки" только по линии ТАСС. Потому что ни один нормальный советский журналист не решится интервьюировать попа. А мне как разведчику это можно. Поэтому мое интервью будет замечено руководством ТАСС. А это, как вы сами понимаете, пойдет на пользу разведке!

Главный контрразведчик согласился и разрешил мне позвонить архиепископу Владимиру в гостиницу. Но и в ТАССе тоже возникли сложности. Ведь он тогда никогда не брал интервью у религиозных деятелей, даже если они приезжали в качестве руководителей советских делегаций. За исключением очень уж редких случаев, когда имелось прямое указание из Москвы. Сейчас же его не было. И заведующий отделением ТАСС Виктор Зацепин так же вопросительно посмотрел на меня, как и начальник контрразведки. Но возражать, конечно, не стал, решив, что мне это нужно для оперативно-чекистской работы.

Трудности по линии ТАСС все равно возникли. Было непонятно, в каком качестве архиепископ Владимир будет давать мне интервью. В качестве архиепископа? Это советскому читателю неинтересно! В качестве главы советской делегации? Но поп не может быть таковым!

И тогда мне пришлось изобрести новый термин: "глава делегации христианской общественности СССР", хотя никакой христианской общественности в СССР фактически не было.

Короче говоря, в назначенный час архиепископ Владимир ждал меня в своем гостиничном номере.

- Я с 1961 года выезжаю за границу! – с гордостью сообщил он в начале беседы.
Для знающего человека это означало, что именно в том далеком году, когда я еще был первоклассником, КГБ по каким-то соображениям разрешил ему выезд за границу. Скорее всего, именно в том году он был завербован в качестве агента.

Но ведь это были годы хрущевских гонений на Церковь! Получается, что одних священников советская власть преследовала и сажала в тюрьмы, а других посылала за границу. Впрочем, никакого удивления по этому поводу я не выразил. Все и так было ясно.

Википедия излагает биографию митрополита Владимира так: "В феврале 1962 года пострижен в монашество и назначен на должность Зам. начальника Русской духовной Миссии в Иерусалиме". В возрасте 33 лет! Ничего себе!... "В октябре 1962 года возведен в сан архимандрита и направлен наблюдателем от РПЦ на открывшийся Второй Ватиканский собор".

Остается внести только одно уточнение: наблюдателем от КГБ! Вполне допускаю, что в Ватикане будущий архиепископ Владимир говорил, подобно многим своим коллегам, что никаких гонений на Церковь в СССР нет.

Учитывая мою тогдашнюю молодость, архиепископ Владимир взял инициативу в свои руки и всю дальнейшую беседу вел сам. Разумеется, он ни слова не произнес о Христе. Эту тему он, видимо, считал неуместной.

Не знаю, сообщил ли ему зам. резидента по контрразведке, что я тоже сотрудник КГБ. Но и должность корреспондента ТАСС тоже была достаточно заметной. Она допускала возможность общения с советским руководством и доведения до него каких-нибудь новых мыслей.

Архиепископ Владимир жаловался на то, что советское государство недооценивает роль Церкви. Что оно использует патриархию в разовых мероприятиях, как сейчас, а ведь могло бы поручать ей полномасштабные акции! Само же могло бы прятаться за ее спину!

Все это мы видим сейчас своими глазами. Давняя мечта советской патриархии сбылась. Да, Зарубежную Церковь захватил Кремль, но формально это сделала патриархия! И очень многие люди на Западе этому верят.

(по информации сайта Портал-Кредо.ру)

Справка сайта РПНЦ:

Владимир (Котляров) - ныне является митрополитом Санкт-Петербуржским и Ладожским РПЦ МП

Просмотров: 771 | Добавил: Анарион | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: