Приветствую Вас Гость!
Пятница, 21.07.2017, 07:38
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 55

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Апрель 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Архив записей

Друзья сайта

Главная » 2012 » Апрель » 6 » Новое обращение ижевских отцов
06:00
Новое обращение ижевских отцов
В день годовщины нашего обращения к патриарху Кириллу, после которого столь круто изменилась наша жизнь, мы хотим обратиться к друзьям, оставшимся в сергианской Московской Патриархии. Подчёркиваем: не к тем, кто, продолжая линию чекистов в рясах, служит двум господам, не к тем, кто готов прибегать даже к самым грязным приёмам в борьбе против нас, но к настоящим друзьям, благоговейным служителям алтаря Божия, к тем, с кем мы многие годы были вместе, стараясь служить Господу нашему Иисусу Христу.

Сегодня некоторые из вас полагают, что всё-таки нам было необходимо не подставляться, пытаясь продолжать оставаться внутри Московской Патриархии, отстаивая там Православие.

Но возможно ли это для людей, которые помнят предупреждение Священного Писания: "Дьявол – отец лжи"? Только ложь может заставить принять утверждение, что созданная в 1943 году по воле Сталина и Берии Московская Патриархия является Матерью-Церковью. Давайте на минутку представим: некая цветущая страна захвачена вероломными врагами, на оккупированной территории устанавливаются жестокие порядки, направленные на уничтожение народа этой страны. Но вот приходит долгожданное освобождение, однако руководителями страны становятся не те, кто пытался сопротивляться мучителям родного народа, но те, кто открыто сотрудничал с врагами. Можно ли сказать, что эта страна по-настоящему стала свободной?

Очевидно, нет.

После крушения коммунизма "демократический" властитель России Ельцин признал законной наследницей исторической Русской Церкви сергианскую Московскую Патриархию. Не Катакомбную Церковь-Мученицу, которая ценой величайших жертв сохранила верность святому Православию; не Русскую Православную Церковь Зарубежом, созданную белыми героями-изгнанниками и имеющую каноническое преемство с дореволюционной Российской Православной Церковью; и даже не тех верующих Московской Патриархии, которые старались противостоять сергианской лжи. Нет! Завоеваниями свободы смогла воспользоваться лишь иерархия, созданная ненавистниками веры Христовой. Как ни абсурдно, но факт! На официальном уровне, в средствах массовой информации Русскую Православную Церковь стали представлять те патриархи, архиереи, священники, которые в годы гонений жили припеваючи под опёкой спецслужб. В то время, когда все истинно верующие даже в самой Московской Патриархии подвергались всевозможным преследованиям, они разъезжали в "ЗИЛах" и "Волгах", жили в усадьбах и богатых дачах, пользовались всеми благами высшей партийной номенклатуры, получали даже за совместную работу с воинствующими безбожниками ордена "трудового красного знамени". Мы уж не говорим о всевозможных отступлениях в религиозной жизни, когда незазорными стали даже совместные молитвы с язычниками и шаманами. Оттого не удивительно, что если сдунуть весь этот гламур современной псевдоцерковной жизни, мы увидим родимые пятна коммунизма в Московской Патриархии.

В 1974 году Александр Исаевич Солженицын обратился с нравственным манифестом "Жить не лжи" ко всем думающим людям Советского Союза. Тогда самые разные люди, и верующие, и неверующие, но в ком была жива совесть, восприняли этот призыв великого писателя и патриота как руководство к действию. И вот сегодня спустя уже 37 лет мы вынуждены признать, что порядки, которые царили в советском обществе в годы т.н. застоя, остаются внутри Московской Патриархии.

А.И. Солженицын:
Когда-то мы не смели и шёпотом шелестеть. Теперь вот пишем и читаем Самиздат, а уж друг другу-то, сойдясь в курилках НИИ, от души нажалуемся: чего только они не накуролесят, куда только не тянут нас!

Ах, каким верным является это солженицынское замечание по отношению к современной церковной действительности. Разве не так же, как в начале 1970-х годов советские интеллигенты сходились в курилках, чтобы пожаловаться друг другу на власть, собирается в узком кругу сегодня ещё не переставшее думать духовенство. Только не в курилках, а в церковных домах и трапезных жалуются на мантийных рабовладельцев, на нравственную тупость священноначалия, на то, чего в Церкви быть никак не должно. Некоторые после этих бесед, воспылав праведным возмущением, даже пишут под псевдонимами книжки и статьи, в которых обличают священноначалие в экуменизме и прочих пороках, после чего открыто в знак своей лояльности идут с тем же священноначалием к "вечному огню". Подобное псевдоисповедничество отрицает не только Солженицын, но и все истинно православные христиане, отвергает Сам Господь, Который предупреждает нас: "Кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем, прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет во славе Отца Своего со святыми ангелами" (Мк. 8.38).

Уже до донышка доходит, уже всеобщая духовная гибель насунулась на всех нас, и физическая вот-вот запылает и сожжёт и нас, и наших детей, — а мы по-прежнему всё улыбаемся трусливо и лепечем косноязычно:
— А чем же мы помешаем? У нас нет сил.
Мы так безнадёжно расчеловечились, что за сегодняшнюю скромную кормушку отдадим все принципы, душу свою, все усилия наших предков, все возможности для потомков — только бы не расстроить своего утлого существования. Не осталось у нас ни твёрдости, ни гордости, ни сердечного жара. Мы даже всеобщей атомной смерти не боимся, третьей мировой войны не боимся (может, в щёлочку спрячемся), — мы только боимся шагов гражданского мужества! Нам только бы не оторваться от стада, не сделать шага в одиночку — и вдруг оказаться без белых батонов, без газовой колонки, без московской прописки.
Уж как долбили нам на политкружках, так в нас и вросло, удобно жить, на весь век хорошо: среда, социальные условия, из них не выскочишь, бытие определяет сознание, мы-то при чём? мы ничего не можем.
А мы можем — всё! — но сами себе лжём, чтобы себя успокоить. Никакие не "они" во всём виноваты — мы сами, только мы!
Возразят: но ведь действительно ничего не придумаешь! Нам закляпили рты, нас не слушают, не спрашивают. Как же заставить их послушать нас?

Да, действительно, мы расчеловечились, а для христианина самым страшным признаком расчеловечения является расцерковление, когда по наружности как будто бы всё так же как много веков тому назад, а если посмотреть внутрь: мерзость и запустение, не осталось ничего.

Мы помним, как в 1970-е годы с высоких трибун произносилось не только лживое, но и, казалось бы, правильное. Однако за этим скрывалось идеологическое банкротство и пустота. Помните, тогда был лозунг: "Экономика должна быть экономной!" Сегодня все православные должны повторять: "Православие должно быть православным!" И кто, как не мы, священники, да и миряне должны постараться защитить от сергианства нашу родную Русскую Православную Церковь? Что мы можем?

Ответ нам даёт вместе с угодниками Божиими Солженицын:
Так круг — замкнулся? И выхода — действительно нет? И остаётся нам только бездейственно ждать: вдруг случится что-нибудь само?
Но никогда оно от нас не отлипнет само, если все мы все дни будем его признавать, прославлять и упрочнять, если не оттолкнёмся хотя б от самой его чувствительной точки.
От — лжи.
Когда насилие врывается в мирную людскую жизнь — его лицо пылает от самоуверенности, оно так и на флаге несёт, и кричит: "Я — Насилие! Разойдись, расступись — раздавлю!" Но насилие быстро стареет, немного лет — оно уже не уверено в себе, и, чтобы держаться, чтобы выглядеть прилично, — непременно вызывает себе в союзники Ложь. Ибо: насилию нечем прикрыться, кроме лжи, а ложь может держаться только насилием. И не каждый день, не на каждое плечо кладёт насилие свою тяжелую лапу: оно требует от нас только покорности лжи, ежедневного участия во лжи — и в этом вся верноподданность.
И здесь-то лежит пренебрегаемый нами, самый простой, самый доступный ключ к нашему освобождению: личное неучастие во лжи! Пусть ложь всё покрыла, пусть ложь всем владеет, но в самом малом упрёмся: пусть владеет не через меня!

Святые отцы и каноны Церкви говорят нам ещё более ясно. Согласно 15 правилу Двукратного Константинопольского Собора, каждый православный должен выйти из послушания епископу или даже патриарху до соборного осуждения таковых, если они открыто проповедуют ересь осуждённую Соборами или отцами. Та же спасительная мысль звучит и в 3-м правиле Третьего Вселенского Собора, чтобы клирики Церкви "отнюдь никоим образом не были подчинены отступившим или отступающим от Православия епископам".
Не быть вместе с теми, кто попирает Евангелие, Апостольские правила – вот противоядие современных христиан от проникающей всюду апостасии. Да, это узкий и исповеднический в нынешней российской действительности путь. Но ведь другого пути для христиан никогда не было и не будет.
Если в 1960-70-е годы находились даже среди ещё не пришедших к Богу людей те, кто во имя жизни не по лжи жертвовали своим благополучием, то какую же твёрдость веры должны являть мы, носящие на своей груди Честной и Животворящий Крест.

Солженицын словно для современного духовенства напоминал тогда о цене, которую придётся заплатить за освобождение от уз сладкого сергианского рабства:
Да, на первых порах выйдет не равно. Кому-то на время лишиться работы. Молодым, желающим жить по правде, это очень осложнит их молодую жизнь при начале: ведь и отвечаемые уроки набиты ложью, надо выбирать. Но и ни для кого, кто хочет быть честным, здесь не осталось лазейки: никакой день никому из нас даже в самых безопасных технических науках не обминуть хоть одного из названных шагов — в сторону правды или в сторону лжи; в сторону духовной независимости или духовного лакейства. И тот, у кого недостанет смелости даже на защиту своей души, — пусть не гордится своими передовыми взглядами, не кичится, что он академик или народный артист, заслуженный деятель или генерал, — так пусть и скажет себе: я — быдло и трус, мне лишь бы сытно и тепло.
Даже этот путь — самый умеренный изо всех путей сопротивления — для засидевшихся нас будет нелёгок. Но насколько же легче самосожжения или даже голодовки: пламя не охватит твоего туловища, глаза не лопнут от жара, и чёрный-то хлеб с чистой водою всегда найдётся для твоей семьи…
Это будет нелёгкий путь? — но самый лёгкий из возможных. Нелёгкий выбор для тела, — но единственный для души.

Именно поэтому, дорогие друзья, Господь не предлагает нам иной дороги кроме тернистого пути бедности и исповедничества, по которому идёт малое стадо истинно Русской Православной Церкви. Мы знаем, что вы стремитесь жить не по лжи в Московской Патриархии, как и мы пытались это делать на протяжении многих лет. Но возможно ли это? Не получается ли так, что за нашими трудами, направленными на возрождение храмов, за нашей работой с молодёжью, сиротами, инвалидами, за нашими поездками в горячие точки и походами в тюрьмы прячутся как фасадом безобразия тех лжедуховных вождей, которые показывая на нас в нужный момент, оправдывают свои беззакония. Очевидно, что подобную позицию нравственной назвать нельзя.

Свт. Иоанн Шанхайский Чудотворец в своём слове о Царе-Мученике Николае утверждал: "Для возрождения России напрасны все политические и программные объединения: России нужно нравственное обновление русского народа". Нельзя достичь победы в духовно-нравственном возрождении России под руководством безнравственных людей, пусть и имеющих с подачи сильных мiра сего самый высокий сан.

И уж конечно, мы не должны забывать точку зрения святых отцов по этому вопросу. Если вы поминаете за богослужением экуменистов как своих духовных владык, то вы тем самым становитесь причастны их греху. Апостол заповедует нам даже не садиться за один стол с нераскаявшимся грешником. И уж тем более нельзя вынимать частицы за патриархов и епископов, попирающих церковные каноны. Вот почему мы не имеем никакого евхаристического общения с Московской Патриархией.

Находясь под омофором первоиерарха Русской Зарубежной Церкови митр. Агафангела, мы пребываем в полном общении со старостильными Православными Церквами Греции, Румынии, Болгарии, с патриархом Иерусалимским Иринеем и другими ревнителями Христовой правды.

Когда-то свт. Игнатий (Брянчанинов) заметил: "Отступление попущено Богом: не покусись остановить его немощною рукою, устранись, охранись от него (т.е. льсти мiра) и этого с тебя достаточно".

Наше сопротивление злу должно заключаться, прежде всего, в неучастии в строительстве мiровой антихристианской системы. Быть несистемными православными священниками и просто христианами нелегко, но истинная Церковь системной не бывает.

Мы надеемся, что когда-нибудь наша страна станет подлинно правовым государством, а вся Русская Православная Церковь станет следовать заветам святых апостолов и отцов. Но пока это время ещё не наступило, мы уже сегодня должны, как бы это ни было трудно, жить не по лжи, а по заветам Христа.

Протоиерей Сергий Кондаков,
протоиерей Михаил Карпеев,
иерей Александр Малых.
Просмотров: 224 | Добавил: Анарион | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: