Приветствую Вас Гость!
Пятница, 22.09.2017, 12:53
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 55

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Июль 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Архив записей

Друзья сайта

Главная » 2012 » Июль » 2 » Житие свт. Гликерия, исповедника Слатиоарского, первоиерарха ИПЦ Румынии (+15/28 июня 1985 года).
18:02
Житие свт. Гликерия, исповедника Слатиоарского, первоиерарха ИПЦ Румынии (+15/28 июня 1985 года).
Святитель Гликерий родился 9 февраля 1891 г. на Буковине, возле старинного замка Сучава в молдавском селе Миховене в бедной крестьянской семье Николая и Рахили Танасе. В Крещении он был наречен Георгием, в честь святого покровителя землепашцев. Его отец умер, когда Георгий был младенцем, матери он лишился на седьмом году жизни. Воспитывал его дядя, Иларион Танасе, работавший на железной дороге в Яссах. Иларион Танасе был благочестивым христианином, усердно хранившим веру в Бога. Каждое воскресенье и на праздники он посещал церковь в селе Комешти в семи милях от его дома и водил туда племянника.

Так мальчик Георгий приобщался к вековым традициям церковных праздников. Он был тих нравом и набожен, и ему однажды поручили исполнить роль священника в рождественской пьесе. На другой год он играл царя. Эти роли как бы стали предзнаменованием его судьбы — священство, монашество и в будущем высший архиерейский чин; а верующие считали его — и сейчас считают — великим и избранным духовным светильником своей страны.

В 19 лет Георгий стал работать в оранжереях вокзала железной дороги в Чурея, позже он работал на мясоперерабатывающем заводе. Так прошло шесть лет. Однажды он пошел помолиться в монастырь Четыцуя около Ясс. В монастыре проживало 30 насельников; их игумен иеромонах Феофил, муж духовный, гостеприимно принимал паломников. Он увидел набожность Георгия и его стремление к монашеской жизни, и принял его послушником. Новый послушник был исполнен всяческого усердия — был кроток, богомолен, послушен игумену и братьям, — и все решили, что он достоин остаться в монастыре. Через восемь месяцев, 24 декабря (ст. ст.) 1916 г., в Сочельник (канун Рождества Господа нашего Иисуса Христа), брат Георгий был пострижен в малую схиму с именем Гликерий, что в переводе в греческого означает "сладкий". И воистину имя это соответствовало его высоким духовным качествам: поведение его было благожелательно и речи его были приятны; все знавшие его удивлялись сладости его нрава.

Брат Георгий пришел в монастырь во время Первой мiровой войны. 15 августа 1916 года Румыния вступила в войну. Когда брат Георгий постригался, австро-венгерские войска оккупировали юг Румынии и Бухарест. Много жителей были вынуждено бежать из Влахии и Добруджи в Молдавию. Местное население испытывало многие лишения, монастырю также приходилось трудно. Гликерий исполнял послушание на монастырской кухне, помогал готовить монастырскую трапезу. Он вставал рано утром, готовил овощи, разжигал огонь или ездил в город за припасами. В то же время он старался не пропускать утренние акафисты и прочие службы в течение дня.

В 1917 г. война пришла на землю Молдавии, принеся с собой болезни (тиф, тифозную лихорадку), от которых погибали многие. Почти все братия монастыря переболели, но брат Гликерий, ухаживавший за больными, остался здоров. В монастыре была организована временная больница для раненых и больных воинов.

Новый игумен монастыря протосингел Даниил (Чуботариу) (позже он стал наместником Великой лавры в Нямце) обратил внимание на усердие и набожность отца Гликерия, и предложил митрополиту возвести его в священный сан. 11 января (ст. ст.) 1918 г. Гликерий был рукоположен в иеродиаконы. При поставлении архиепископ Антим (Петреску) дал ему две книги: Патерик и "Кармильский Отшельник", которые стали своего рода духовным напутствием на молитвенную жизнь.

Отец Гликерий стал исполнять послушание иеродиакона в церкви, но не в самом Четыцуя, а в окрестных монастырях: Фрумоаза, св. Василия и св. Николая. Он продолжал также исполнять послушание на кухне в своем монастыре, потому что братия очень ценили его кулинарные способности.

В 1920 г., после войны, отец Трифон (Стурза) стал старцем в Четыцуя. Он дал о. Гликерию послушание благочинного. Отец Гликерий показал большое усердие в исполнении этого послушания. Тот же старец предложил рукоположить его в иеромонаха, что и совершилось 29 января (ст. ст.) 1920 г., на праздник св. Апостолов.

По благословению старца отец Гликерий перешел в Великую лавру монастыря Нямец, где настоятелем стал протосингел Даниил (Чуботариу). Игумен был очень рад Гликерию и оставил его в лавре на год.

Новый игумен монастыря Четыцуя Геласий (Стамати), переведенный туда из Нямца, настоял на возвращении о. Гликерия в монастырь, а через четыре месяца, в октябре 1923 г., иеромонах Гликерий был назначен игуменом Покровского скита Великой лавры Нямца. Его помощником стал иеромонах Давид (Бидашку) из Нямца. Он был весьма благороден, усерден, искренен и самоотвержен. Отцы Гликерий и Давид подвизались как духовные братья, вместе молились и работали, вместе радовались и страдали, никогда не отделяясь друг от друга. Их братство было благословенно, ибо оно прошло через многие испытания и бури; они мужественно трудились, в непрестанной молитве, долгих и трудных постах, с полной верой в Божественное Провидение.

Когда они пришли в Покровский скит, там оказалось лишь три старых монаха и один послушник. Строения скита пришли в ветхость, а монашеский порядок был разрушен. Братия начали ремонтировать кельи, возводить новые стены, восстанавливать церковную жизнь на общежительных началах. Типикон св. Саввы был возобновлен, и монашеская жизнь в скиту получила новый импульс.

Во время войны отец Гликерий имел видение о будущем ее исходе. После войны, когда он осознал, что виденное сбылось, он рассказал о видении отцу Даниилу и другим близким людям. В январе 1916 г., в канун Богоявления, представилась ему карта Центральной Европы и народы этих стран. Некоторые стояли на коленях, другие (как, например, в России) в отличие от остальных были в лохмотьях. Представители Румынии и Сербии стояли в своих границах, в новых красивых одеждах и были чрезвычайно счастливы. Два дня спустя отец Гликерий имел другое видение, в котором видел румынского воина, марширующего с румынским знаменем в сторону Прута, границы с Россией. С другой стороны показался русский воин с русским знаменем, он поклонился румынскому воину и передал ему знамя.

В 1924 г. начались трудности и испытания для отцов Гликерия и Давида. В тот год Румынская церковь ввела григорианский календарь, уже принятый светской властью, сохранив лишь празднование Пасхи по юлианскому календарю. Днем введения нового календаря было назначено 1 октября, которое сразу становилось 14 октября — праздником св. Параскевы, особенно почитаемой в Молдавии.

В Покровский скит пришел указ о новом календаре вместе с инструкцией праздновать "выпавшие" дни памяти святых последовательно в течение 13 дней вместе с днями памяти святых, которые приходятся на свои обычные дни. В Покровском скиту уже подвизалось 12 монахов, и все они в один голос заявили, что, может быть, эта реформа и хороша для астрономов, но нехороша для Православной Церкви. Было решено, что один из отцов займется исследованием вопроса по церковным книгам, а также посоветуется с церковными учеными, специалистами по церковному каноническому праву. Так продолжалась жизнь монастыря до конца 1925 г. В 1926 г. был издан новый указ — праздновать Пасху согласно католическому календарю.

Между тем, отцы Покровского скита получили письмо иеромонаха Арсения (Котеа) со Св. Горы Афон, в котором всем благочестиво верующим Румынской Церкви заповедовалось следовать обычаю Восточной Церкви и бежать нового календаря. Вскоре отец Арсений посетил Румынию и заехал в Покровский скит. Впоследствии он опубликовал книгу, в которой осуждал реформу нового стиля, а также еще две книги, которые касались календарной реформы.

Когда Св. Синод распорядился переменить в 1926 г. празднование Пасхи, отцы Гликерий и Давид решили покинуть скит, чтобы отделиться от всякого церковного сообщества, согласившегося праздновать Пасху по григорианскому стилю.

Они ходили в Нямец, которому принадлежал скит, разговаривали с владыкой Никодимом (Мунтяну), бывшим кишиневским архиепископом и игуменом лавры, который посоветовал принять реформу. Он обещал поставить отца Гликерия, в этом случае, игуменом скита вблизи лавры (Покровский скит был очень отдален от нее), но отцы отвергли соблазны земной славы и высокого сана. Многие же другие поддались искушению и приняли перемену календаря. Братия, решив, что будут соблазном для тех, кто решил принять новый стиль, ушли из скита в горы, и 8 ноября (ст. ст.) 1925 г. достигли места Корой Равин, около скита Сихла. Это место было достаточно отдалено от властей. С большим трудом они построили здесь келью, в которой прожили зиму. Летом 1926 г. они построили другую келью, больше первой, с тремя помещениями, одно из которых предназначалось для часовни.

Вскоре к ним пришли еще три монаха из скита Сихастриа: иеромонах Памва и два его брата — Вениамин и Галактион. Так возникла новая обитель.

Отцы испытывали большие трудности, подобно древним отшельникам, но имели одно желание, подобное тем же отшельникам — не навредить никому, но оставить других жить в мире, согласно их убеждениям, особенно в отношении празднования Пасхи. Отец Гликерий ходил за грибами и время от времени спускался в Нямец, где обменивал их на хлеб. Монахи нашли источник чистой воды, который отец Давид обнес красиво вырезанной деревянной оградой. Хотя в тех местах было много диких зверей, они ни разу не причинили отцам вреда.

Тут уместно вспомнить два случая, бывших в Нямецкой лавре. В канун Успения перед самой службой, когда благочинный зажигал лампады в церкви, вдруг с неба, на котором не было ни облачка, сверкнула молния и ударила сквозь купол перед иконой Божией Матери. От удара раскололся камень. Монахи увидели в том Божественный знак.

В другой раз отцу Гликерию было видение. Однажды, в Корой Равине, постигло отца духовное безпокойство. После продолжительной молитвы напали на него тяжелые мысли: "Как возможно, — рассуждал он, — чтобы в стране, где много священников с богословским образованием, множество ученых людей, оставили старый календарь, который был завещан святыми отцами Православной Церкви? Не означает ли это, что нужно оставить старый календарь и присоединиться к прочим? Не грешит ли перед Богом тот, кто с этим не соглашается?" После этого в ночи ему явилось чудное видение: с запада появилось темное облако, которое покрыло всю землю и яростно двигалось на восток и ревело, как чудовище. Перед облаком возникла сильная буря и черная как уголь цепь, на которой висел черный Крест. Все народы были побеждены этой бурей. Но когда отец Гликерий поглядел на восток, он увидел блестевшее как золото снежное облако, перед которым находилась золотая цепь, на которой висел золотой Крест. Появился сонм архиереев, облаченный в золотые одежды, который ворвался в черное облако. Оба облака сблизились, и темное облако пало, а на его месте появилось море, которое поглотило землю. На море Гликерий увидел себя, борющегося с огромными волнами. Его объяло отчаяние, и он начал горько плакать. Тогда ему явился Некто, по виду монах. Он шел по волнам и был похож на Господа нашего Иисуса Христа. Лицо Его горело как солнце. Когда Он приблизился, Гликерий стал целовать Его ноги. "Монах" наклонился, схватил Гликерия за руку и сказал: "Когда увидишь все это, поди и скажи свету, что конец его близок". И внезапно исчез вместе с морем. Отец Давид услышал, как отец Гликерий всхлипывает во сне, и разбудил его. Но тот был так потрясен видением, что даже не мог сразу передать духовному брату, что он видел.

Отцы прожили в Корой Равине почти два года, до 14 ноября 1927 г. Тогда они посоветовались и решили, что им полезно будет посетить Св. Гору Афон для поклонения ее святыням. Так как у них не было денег, они продали часть свей одежды и все лето работали на поле скита Сихла. На Афоне они обошли все греческие, русские, сербские, болгарские и румынские монастыри, посетили кельи афонских отшельников. Огромная радость наполнила их души, когда они увидели благочестие отцов, непрестанные их молитвы и службы. На Святой Горе отцы провели год в глубоком молчании, в непрестанной молитве о своих грехах и спасении души. Здесь они чувствовали себя защищенными от искушений жизни, предав себя единственно Господу. В продолжении года они назидались чудной афонской монашеской жизнью, соединявшей труд и умную молитву. В румынском скиту Продром они были пострижены в великую схиму.

14 сентября (ст. ст.) 1928 г. братия покинули Афон.

В тот же год, осенью, кельи отцов были обнаружены местными пастухами, братьями Иоанном и Михаилом Урзица из села Ванатори. Вскоре монахи и пастухи подружились. 6 января (ст. ст.) 1929 г. отцы спустились в село отслужить молебен. Местный ново-стильный священник отец Барлиба узнал об этом и донес полиции. Монахов забрали в участок и пешком отправили в Тыргу-Нямец, а затем в Пьятр-Нямец для проверки документов. С этого времени начались гонения.

На суде отцов спросили, почему они скрываются в горах. Отцы смело заявили о несогласии с реформой нового стиля, в частности с переменой празднования Пасхи. Судья не увидел ничего противозаконного в поведении монахов, и их отпустили.

В тот год во время Великого Поста отец Гликерий освятил в доме Иоанна Урзица часовню для Богослужений. Много верующих и даже некоторые монахи посещали ту часовню.

Когда отец Барлиба увидел, что паства его поредела, а доходы уменьшились, он опять донес полиции, объявив на этот раз отцов врагами правительства. Под предлогом "защиты национальных интересов" полиция опять арестовала отца Гликерия. Отца Давида в то время не было в Корой Равине, и он избежал ареста. Также полицией были взяты церковная утварь и богослужебные книги отцов. Вместе с братьями Урзица отец Гликерий был отправлен в Пьятра-Нямец.

Отец Гликерий пробыл под арестом три месяца, ожидая суда, на котором Барлиба ложно свидетельствовал, будто отец Гликерий сослужил со священником-самозванцем, который не был канонично рукоположен. Несколько монахов из монастыря Нямец опровергли это лжесвидетельство, и отец Гликерий был отпущен, ему даже вернули утварь и книги.

Во время своего трехмесячного заключения отец Гликерий много пострадал от полиции: пьяные полицейские били его, пока сами не уставали, так что стены камеры нередко покрывались его кровью.

Некоторое время после освобождения отец Гликерий жил в доме лесника В. Гарляну в Тыргу-Нямце. Там он получил две книги отца Арсения-афонита. Кто-то доложил об этом полиции, и монаха обвинили во враждебной пропаганде и агитации среди местного населения против реформы. Чтобы избежать нового ареста, отец Гликерий был вынужден скрыться. Полиция арестовала лесника и его жену.

На следующий год, на праздник Богоявления, отцы Памва, Давид и Гликерий служили в селе. О. Гликерий был предупрежден о приближении полиции условным знаком, и полицейские застали на месте Богослужения только сосуды с водой. На вопрос "где священник?" хозяин ответил мудро: "Еще не пришел. Вот, мы все приготовили, и ждем его".

В 1929 г. григорианская Пасха пришлась на Вторую Неделю Великого Поста. Несколько известных румынских писателей и богословов публично объявили Св. Синод раскольничьим. Тогда власти разрешили отмечать Пасху по старому и по новому стилю, ибо, действительно, было чрезвычайно большое сопротивление празднованию Пасхи по григорианскому календарю. Премьер-министр, который был лидером Национальной крестьянской партии и униатом, объявил, что все, включая клир, свободны праздновать Пасху, как они хотят, а для государственных служащих, учебных заведений и армии для этого отводился специальный день.

Осенью 1930 г. отец Гликерий отправился в Иерусалим, где оставался шесть месяцев, до Пасхи. Он посетил святые места, служил на праздник Рождества по старому стилю, как было принято на Святой Горе и в России. В Иерусалиме отец Гликерий служил на Гробе Господнем с русским и греческим священниками и священником из Иерусалимского Патриархата. Во второй день Пасхи, когда, по обычаю, все приходят поздравлять Патриарха, оказался тут один румынский священник, который также был приглашен участвовать в службе; но отец Гликерий отказался служить с кем бы то ни было, кто следует григорианскому календарю.

На Святую Пасху отец Гликерий служил вместе с Владыкой Анастасием, последним русским архиереем Кишиневской епархии (Высокопреосвященнейший Анастасий /Грибановский/, Архиепископ Кишиневский, в те годы возглавлял Русскую Духовную Миссию в Святой Земле. После кончины Митрополита Антония /Храповицкого/ он стал Первоиерархом РПЦЗ – прим. ред.). На обратном пути отец Гликерий посетил Константинополь.

В 1931 г. в Радашени была заложена первая церковь православных старостильников, которую освятили на следующий год. В тот же год было построено еще шесть старостильных церквей.

На праздник св. Апостолов отец Гликерий служил в Радашени, где его опять пыталась арестовать полиция. Отец Гликерий бежал от них через задний двор, но был застигнут и тяжко избит разъяренными полицейскими, на которых во время преследования упала ветхая ограда двора. На шум сбежались жители, которые, защищая священника, напали на полицейских. Крестьяне пожаловались на злоупотребления полиции, и отец Гликерий был отпущен.

В 1933 г. отцом Гликерием были изданы Псалтирь, старостильный церковный календарь и другие книги.

Создавались новые приходы. К отцам Гликерию и Давиду присоединились пришедшие с Афона иеромонахи Зосима и Варух.

В 1934 г. прошел слух, что отца Гликерия и прочих священников опять хотят арестовать. Но народ уже организовывался: одни днем и ночью охраняли церкви, а другие в это время читали Псалтирь.

В 1935 г. румынские подвижники получили известие, что в Греции образовалась Старостильная Церковь с тремя Епископами и многочисленной паствою. В это время отец Гликерий тоже занимался организацией Румынской Старостильной Церкви: все священники были распределены по разным приходам, так что не оставалось прихода без священника.

Столкновения между старостильниками и новостильниками, возникавшие по наущению новостильных священников, продолжались, дело иногда доходило до угрозы кровопролития, когда крестьяне-новостильники пытались силой избавиться от присутствия в их селах старостильных православных. Отец Гликерий всегда призывал свою паству показывать пример мирного христианского поведения, страха Божия.

Отец Гликерий очень страдал от ран, полученных в Радошени от полицейских, но чудесно избавлялся от боли во время совершения таинств.

Осенью 1935 г. отец Гликерий вместе с отцом Гимназием со Св. Горы Афон решили вновь посетить Афон. Путь их лежал через Сербию. Целью отцов было уговорить какого-нибудь старостильного Епископа прибыть в Румынию для рукоположения священников. На Афоне, по приказу властей, за ними следили монахи Ватопедского монастыря — единственного, принявшего новый стиль. Весь Великий Пост они провели на Афоне, а после Пасхи прибыли в Афины, где тогда учреждался Синод Старостильной Греческой Церкви. Отцы надеялись, что греки поставят во Епископы одного из отцов с Афона. Архиепископа Хризостома не было тогда в Афинах, он находился в Иерусалиме. Члены его Синода не могли решать такой вопрос без его одобрения. Между тем официальный афинский архиепископ принял новый стиль, и обратился к английским властям с просьбой задержать старостильного Архиепископа Хризостома в Палестине (тогда она находилась под английским протекторатом) и помешать ему вернуться в Афины. Два месяца отец Гликерий прожил в Афинах, и вынужден был уехать в Белград. Там он встретился с русским Архиепископом Анастасием, который посоветовал ему ехать в Будапешт к русскому Епископу Серафиму, который мог бы отправиться в Румынию для поставления священников. В Будапеште он узнал, что Епископ Серафим отбыл в Вену. Отцам пришлось вернуться в Румынию, не добившись своей цели.

В Румынии продолжали открываться старостильные церкви. Отец Гликерий ездил освящать их. В то время в Румынской церкви возникло сильное волнение, вызванное известием, что папа римский ассигновал два миллиона лей за перемену церковного календаря. Столкновения между полицией и верующими не прекращались. Очень крупное столкновение произошло в Пьятра-Нямце, на мосту, когда полиция преградила путь большому количеству народа, идущему на освящение церкви. Полиция открыла стрельбу, и один человек был убит. Отца Гликерия арестовали и избили резиновыми дубинками так, что буквально все лицо его покрывали бинтовые повязки. Сначала его увезли в неизвестном направлении, и отец Гликерий ожидал расстрела. Но потом его доставили в Бухарест. Весть о событиях в Пьятра-Нямце быстро распространилась.

В это время были арестованы многие старостильные священники. Отец Гликерий находился в заключении шесть месяцев, потом его перевели из Бухареста в другое место, где он находился в течение месяца, потом еще три месяца он провел в другой тюрьме, потом восемь месяцев в Яссах и, наконец, два года в Пьятра-Нямце.

Помимо приверженности старому стилю, отца Гликерия обвинили в принадлежности к партии коммунистов и легионерам (членам фашистской Железной гвардии). Этой клеветой он обязан был новостильным священникам. Их целью было обвинить о. Гликерия в совершении уголовных преступлений, да еще и с политическим оттенком, чтобы тем самым избавиться от него навсегда. В результате отец Гликерий был препровожден в лагерь для легионеров, где оставался до 1939 г.

В лагере находилось 80 легионеров, которых перед расстрелом разделили на две части. Первую часть должны были расстрелять в 4 утра, вторую — в шесть. Отец Гликерий был включен во вторую. В их группе было два священника, которые стояли и курили, и два члена Железной гвардии, которые молились вместе с отцом Гликерием. Отец Гликерий молился Божией Матери и благодарил Бога за то, что Он сподобил его умереть в православной вере. Тут отец Гликерий услышал прекрасный голос, который сказал ему, что ничего с ним и молящимися с ним не случится. И, действительно, совершилось чудо. Наутро правительство решило помиловать легионеров. После девяти месяцев лагеря отец Гликерий вернулся в Тыргу-Нямец. Через 2 месяца к власти пришло фашистское правительство Антонеску, и многие новостильные священники стали членами легионерской партии.

Отец Гликерий жил в келье вместе с отцом Давидом около Великой лавры. Когда полиция опять стала его донимать, он отошел выше в горы, где его не могли найти.

Но полиция в конце концов обнаружила их новую келью и разрушила ее. Отцы ушли еще выше в горы. Условия жизни в горах были очень суровы. На их счастье, они повстречали человека из села Слатиоара, в области Сучава, где сейчас расположен монастырь Преображения. Имя этого человека было Феодор Флореа, он много помогал старцам.

Отцы оставались в горах в продолжении всей Второй мiровой войны. Почти никто не знал о них.

По окончании войны отец Гликерий начал восстанавливать церкви, разрушенные во время гонений 1935—36 гг. В то время начал образовываться Слатиоарский монастырь. Положение старостильников облегчалось тем, что новая власть считала Церковь "законным юридическим лицом", поэтому было несложно получать нужные документы для строительства.

В 1947 г. началось строительство монастыря, и установились первые контакты с митрополитом Галактионом (Кордун). Отцы просили его стать духовным вождем "Православной Восточной Церкви Румынии" (Biseruca Ortodoxa de Rasarit din Romania — официальное название Старостильной Православной Церкви Румынии). По взаимному согласию, решили отложить присоединение митрополита Галактиона до 1955 г., когда предполагалось завершить строительство монастыря, где старостильники могли бы создать подходящие условия для жизни и служения митрополита. Первой монастырской постройкой стала небольшая часовня. Она сохранялась до 1978 г., когда старые кельи были разрушены и на их месте построены новые.

В 1950 г., с приходом к власти коммунистов, начались преследования старостильников. Против Слатиоарского монастыря, который считался главным бастионом старостильников, и который их враги желали видеть разрушенным, были воздвигнуты особые гонения.

Между тем, случилась одна забавная история. В Буде, в трех километрах от Слатиоары, находился склад. Сторож этого склада донес властям, что монастырский колокол, собиравший братию ночью на службу, мешает работникам склада отдыхать. Блаженный Гликерий, предвидя эту опасность, прибег к единственному оружию христианина — посту и молитве. Он держал трехдневный полный пост и служил молебны Пресвятой Богородице. Через три дня котел в котельной склада взорвался, и его не могли починить. Тогда начальство решило перенести склад в другое отдаленное место. Блаженный Гликерий всегда рассказывал эту историю со смехом.

Однажды в монастырь пришли полицейские и арестовали всех его насельников, которые были осуждены на два года. После отбытия срока они вернулись в монастырь. По возвращении отец Гликерий напомнил о необходимости водворения в монастыре владыки Галактиона. В Бухарест отправилась делегация. 21 мая (ст. ст.) 1955 г. при звоне колоколов первый Епископ Румынской Старостильной Церкви прибыл в Слатиоару. Епископ Галактион получил титул Архиепископа и Митрополита Православной Восточной Церкви. После этого известия преследования со стороны официальной Румынской патриархии начались с новой силой.

Через несколько дней после присоединения владыки Галактиона в Слатиоару приехал архиепископ Румынского патриархата, представлявший министерство культуры, который предложил Митрополиту Галактиону и отцу Гликерию съездить в Бухарест, чтобы получить документ о легализации их Церкви. Когда архиепископ увидел, что старостильники ему не поверили, он упал на колени, стал целовать им руки и клясться, что говорит правду. Это представление не убедило никого, но Митрополит все же решил ехать в Бухарест. Когда об этом узнали старостильники, вся территория монастыря наполнилась народом, все умоляли владыку не верить коммунистическому служителю. Вместе с Митрополитом в Бухарест поехали отец Гликерий и некоторые другие клирики.

Их привезли в министерство госбезопасности. Митрополит Галактион был отправлен под домашний арест в Чернику, где находился до 1956 г., после чего он вновь был арестован на шесть месяцев. Блаженного Гликерия отправили в село Рачитоаса, где он поселился вместе с остальными задержанными в землянке.

Все контакты с Митрополитом Галактионом были нарушены, но изредка, под предлогом необходимости посетить врача, ему удавалось приезжать в Бухарест для рукоположения священников. Осенью 1956 г. он поставил двух Епископов — Евлогия (Оца) и Мефодия (Мариначе). Было решено, что отец Гликерий тоже будет поставлен в Епископы. По милости Божией, дни его наречения и хиротонии были назначены на 16/29 и 17/30 ноября 1956 г., когда отмечается память св. архиепископа Григория Неокесарийского. Блаженный Гликерий был рукоположен Митрополитом Галактионом и другими Епископами Румынской Старостильной Церкви. На следующий день новый Епископ прибыл в Слатиоару. Преосвященный Гликерий никогда не покидал монастыря и преставился там 15/28 июня 1985 г.

Владыка жил по строгому распорядку, которому усердно следовал. Ночью он всегда был на утрени, утром читал Акафист Пресвятой Богородице, часы и служил Божественную Литургию. Очень часто он присутствовал на панихидах. Летом, после Литургии, работал на огороде, к чему у него сохранилась любовь с молодости, когда он еще начинал монашествовать в Четыцуя. Затем он исправлял монашеское правило в келье, до девятого часа дня. Потом отправлялся в церковь служить Бдение, а после — в трапезную. После трапезы он немного спал, а потом завершал, если было нужно, работу на огороде. К этому еще присоединялась ночная молитва, после окончания которой владыка уединялся в келии до утренней службы.

В 1960 г. в монастырь приехал представитель министерства культуры в сопровождении трех офицеров Секуритате. Они приказали удалиться из монастыря всем монахам, но братия отказались покинуть монастырь. Видя их решимость, монахов оставили в покое.

После смерти Митрополита Галактиона владыка Гликерий стал Первоиерархом Старостильной Церкви. 18 сентября/1 октября 1968 г., в день архиерейской хиротонии архимандрита Сильвестра (Онофрей) (будущий Митрополит Сильвестр, скончавшийся в 1992 г.), блаженный Гликерий был возведен в сан Архиепископа и Митрополита Старостильной Православной Церкви Румынии.

Митрополит Гликерий заботливо и умело руководил Церковью, но многочисленные сложности возникали из-за частых арестов священников и монахов. Это приводило к острой нехватке священников на приходах, и Митрополит посылал священников из монастыря на приходы. В 1963—64 гг. все священники были освобождены из заключения.

К 1981 г., вместе с владыкой Гликерием, Румынская Старостильная Церковь насчитывала пять Епископов, что обезпечивало силу и стабильность церковной жизни.

Различные проблемы церковной жизни и особенно пожар в монастыре Слатиоара в 1984 г. подорвали здоровье престарелого Митрополита Гликерия. В 1985 г., во время Великого Поста, владыка Гликерий потерял аппетит и заметно ослаб, что приковало его к постели. Тогда он удостоился знаменательного видения. Ангелы служили Святую Литургию, и владыка видел св. Георгия, которого всегда особенно почитал, в виде воина. Это видение было записано учеником старца отцом Максимом. За три дня до смерти владыка Гликерий созвал всю обитель, благословил всех, простил всех, как истинный отец.

Тогда Епископ Демосфен обратился к Митрополиту Гликерию с мольбой благословить после смерти своей кандидатов во священники и диаконы, а особенно во Епископы, дабы все они избраны были из лиц достойных, то есть тех, кто хранит любовь к Церкви и старается не создавать раскола. Владыка согласился. Тогда было извлечено его завещание, написанное десятью годами раньше, и доверено Епископу Демосфену. Это завещание до сих пор можно видеть в архиве монастыря.

В пятницу, 15/28 июня 1985 г., перед обедом, монастырский управляющий отец Власий, видя, что Митрополит Гликерий слабеет, предложил ему принять Святых Таин, на что владыка согласился. После принятия Святых Таин он тяжело задышал. Он подозвал двух Епископов — Сильвестра и Демосфена, которые оставались с ним до тех пор, пока в 17,40 пополудни блаженный митрополит Гликерий предал душу в руки Божии.

Такой мирной и блаженной была кончина жизни великого исповедника и мученика, который пострадал не от рук неверных, но от рук тех, кто сами себя называют православными христианами. Пострадал подобно св. Иоанну Златоусту, которого преследовали беззаконники и любители нововведений и легкой жизни. Тут рассказано лишь о малой доле тех испытаний, которые претерпел блаженный Гликерий со своим сподвижником, с которым он был вместе в течение сорока лет.

К тому времени, когда Митрополит Гликерий преставился в селения праведных, иеромонах Давид уже давно почил. Всякий раз, когда владыка вспоминал своего доброго друга, на глазах его выступали слезы. То была истинная духовная дружба, достойная святых людей, мало разнящаяся от дружбы, связывавшей св. Василия Великого и св. Григория Богослова.

Ничто их не разлучило: на затвор, ни трудности. После постройки Слатиоары Митрополит Гликерий назначил отца Давида игуменом. С возрастом отец Давид стал сильно болеть. Однажды вечером, 21 мая (ст. ст.) 1961 г., за трапезой ему (к удивлению всех) поднесли вторую чашу вина, что было воспринято как знак скорой кончины. Два дня спустя, 23 мая, он отошел в вечность на 76-м году жизни.

После его смерти, в знак уважения, Митрополит Гликерий не назначил никого игуменом, оставив этот пост за собой и избрав себе помощника в управлении братством.

Митрополит Гликерий оставил после себя единую Старостильную Церковь Румынии. Его страдания не были напрасными — Бог милостиво вознаградил и благословил его труд новыми шестьюдесятью церквями и монастырями; против прежних 45 священников их уже стало 105. Все это возникло в течение последних 13 лет жизни святителя. Общее количество приходов увеличилось от 45 до 110.

Митрополит Гликерий являлся после смерти разным людям, прося открыть его мощи (он был погребен в Слатиоарском монастыре). После обсуждения этого вопроса, изучения документов и консультаций со Святыми Синодами ИПЦ Греции, Болгарии и РПЦЗ, владыка Гликерий был причтен к лику святых, после чего началась подготовка к обретению его мощей. Когда все было готово, в течение трех дней служились панихиды, после чего открыли гроб святителя. Благоуханные мощи его были подняты, омыты в вине, по традиции, высушены и помазаны святым елеем, и подготовлены, таким образом, ко дню прославления, 15/28 июня 1999 г.

Пусть жизнь ревностного борца за Истинное Православие служит примером самоотречения и жертвенности за Православную Церковь наших предков. Господь да подаст, по молитвам святителя Гликерия, всем его последователям настоящую любовь и пламенную самоотверженность, которые показал нам блаженный Гликерий, чтобы и мы наследовали вечное Царство Господа нашего, Которому подобает всякая честь, любовь и слава. Аминь.

Источник
Просмотров: 172 | Добавил: Анарион | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: