Приветствую Вас Гость!
Воскресенье, 19.11.2017, 02:33
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 55

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Апрель 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Архив записей

Друзья сайта

Главная » 2011 » Апрель » 13 » Эсфигмену - единственная обитель истинного православия на Афоне
15:31
Эсфигмену - единственная обитель истинного православия на Афоне

Монастырь Эсфигмену находится на восточном хребте Афона рядом с сербским монастырем Хиландар и входит в десятку самых крупных общежительных монастырей (Лавр) Святого Афона. Он был признан и утвержден Кинотом в X в., но построен намного раньше, в V в., императором Феодосием II при учредительстве его сестры Пульхерии. В нескольких сотнях метров от нынешней обители сохранились руины другого, "старого" Эсфигмену; археологи датируют их IV в. (!) после Р.Х. В XVI в. обитель два раза была уничтожена пиратами и вновь восстановлена. В XIV в. настоятелем Эсфигмену был будущий Cвятитель Григорий Палама. В XIX-XX вв. здесь сильно ощущалось русское присутствие: при поддержке русских Царей был построен новый Спасо-Вознесенский храм и несколько параэкклесий – малых храмов, расположенных внутри каре, окружающего монастырский двор. Если пройтись по монастырю, можно увидеть старое русское искусство иконописи, росписи на стенах, древние иконы, киоты. Практически все старые притворы-параэкклисии монастыря имеют как византийское, так и русское происхождение.

Глубокий смысл того, что именно Эсфигмену сегодня являет собой образец верности Христу-Спасителю, для России особенно знаменателен, ибо отец Русского монашества Святой Преподобный Антоний Киево-Печерский (+1073, память 10/23 июля) принял монашеский постриг и подвизался в этом монастыре, откуда принес на Землю Русскую Правило Веры и образ истинного благочестия. Его келья с построенной над ней церковью во имя преподобного Антония возвышается на склоне одной из скал рядом с монастырем. Эсфигмениты очень почитают Святого Антония, бережно содержат его келью в чистоте, сохраняя нетронутым аскетическое ложе Преподобного – доски между сводами пещеры. На стенах висят иконы Богородицы и Св. Антония и горит неугасимая лампада. Храм Св. Антония тоже действующий, с иконами русского происхождения.

Кафедральный собор монастыря Эсфигмену чествуется на Праздник Вознесения Господнего (престольный праздник монастыря). Здесь имеются фрески 1806 г. В библиотеке обители – огромное количество древних церковных рукописей. Также бережно хранится множество мощей Святых, например, стопа Марии Магдалины. Имеются ценные реликвии, такие как крест Пульхерии и мозаичная икона Спасителя VII в. Монастырь находится в юрисдикции старостильного Синода ИПЦ (Г.О.Х.) Греции, под омофором нынешнего Архиепископа Г.О.Х. всея Эллады Высокопреосвященного Хризостома (Киусиса). Сегодня в монастыре подвизается около 110 монахов, во главе с игуменом монастыря схиархимандритом о. Мефодием

Долгое время Святая Гора Афон находилась под властью Османской империи. Во время войны за независимость 1821 года монахи-эсфигмениты отказались выдать предводителя повстанцев Эммануила Паппаса, который укрылся в Эсфигмену, турецкому губернатору Горы Афон, несмотря на все уговоры девятнадцати других монастырей, которые сотрудничали с турецким правителем. После героической освободительной борьбы греков, при участии Российской Империи, на короткое время Афон получил международный статус, но затем его территория отошла под власть Греции. Причем, главенство над монастырями доныне сохраняет Константинопольский патриарх, представительство которого находится в столице Афона – Карее. Греческое правительство (в лице президента-масона Э. Венизелоса) стало весьма заметным фактором влияния в жизни афонских монастырей, а в 1920 г. к этому добавилась апостасийная деятельность Константинопольского патриархата, принявшего в 1923 г. новый, григорианский, календарь и попытавшегося навязать его Афону. После Первой мiровой войны церковная иерархия была весьма немощной как в финансовом, так и, увы, в духовном смысле, и не могла противиться мощному давлению светских лидеров и их идей. Российская Империя пала, и греческие политики возложили свои надежды на Англию. В 1924 г. Ватопедский монастырь первым принял новый календарь, а прочие монастыри, в знак протеста против нового стиля, отказались поминать Вселенского патриарха. В 1927 г., под большим давлением, был достигнут некий "компромисс" между патриархатом и афонскими обителями, согласившимися поминать патриарха. Соглашение было достигнуто весьма лукавым путём: патриархат убедил афонское Братство сохранить старый календарь, но одновременно начать поминать Вселенского патриарха, оставив решение вопроса о календаре на усмотрение будущего Всеправославного собора. Это успокоило насельников Афона, – правда, с таким решением согласились все монастыри, но не все монахи. С той поры и начинается разделение между афонцами на зилотов-ревнителей (греч. слово "зилотис" – означает "ревнитель") и либералов, солидарных с апостасийной, постепенно переходящей в экуменистическую, политикой Константинополя.

Сегодня широко известны документы, по публикациям греческого масонского журнала "Тектонас", где показывается на фотографиях и на реальных событиях, что Константинопольские патриархи, начиная с Мелетия Метаксакиса, становятся активными членами масонских лож и даже получают высокие градусы посвящения (степени лидерства) в масонстве. Патриарх Мелетий Метаксакис при вступлении в должность заявил: "Я посвящаю себя служению Церкви с ее первого Престола, развивая, насколько это возможно, более близкие и дружественные отношения с неправославными церквами Востока и Запада, и усиливая работу по соединению между нами". Впоследствии, в 1923 году, аналогичную речь при вступлении в должность Архиепископа Афинского произнес друг и единомышленник Мелетия Хризостом (Пападопулос), который и ввел новый стиль в греческой Церкви: "Для такого сотрудничества [с неправославными] необязательно иметь догматическое единство, достаточно единства христианской любви". Патриархи Константинополя по сегодняшний день, заканчивая Варфоломеем Архондонисом, проходят обучение богословию в Ватикане. Причем, достоверно известно, что всякий неофит, поступающий в папскую академию, принимает католичество, согласно своду Правил Ватикана. Видимо, потом лже-патриархи снова "принимали" Православие.

Первая трещина в отношениях монастыря Эсфигмену и Вселенского Константинопольского патриархата возникла еще в начале 1960-х гг., когда Римский папа встретился с патриархом Константинопольским и Вселенским Афинагором (Спиру) для совместной экуменистической литургии. В ответ на это зилоты Эсфигмену в своем Воззвании открыто и безстрашно перед всем Афоном обвинили Патриархат в связях с Ватиканом и экуменизме. Многие монастыри тогда выразили солидарность с позицией Эсфигмену, и, несмотря на то что экуменизм еще не был в то время официально соборно анафематствован как страшная ересь, афонцы не воспринимали такое пагубное "новаторство" Константинополя и открытую измену Святоотеческим Канонам. Начался диалог между ревнителями и либералами, многие монахи перестали поминать Вселенского патриарха. Чаша терпения афонцев переполнилась в 1965 г., когда патриархом Афинагором были сняты анафемы с римо-католиков. Монастыри один за другим стали отказываться поминать патриарха.

3 ноября 1971 г. Святое Собрание ("Иера Синаксис") горы Афон – управляющий орган, состоящий из представителей всех монастырей Св. Горы в Карее, – постановило: "В вопросе о возобновлении поминовения Вселенского патриарха каждая обитель, как самоуправляющаяся, должна быть свободной в выборе образа действий, согласно совести". После смерти патриарха Афинагора и избрания патриарха Димитрия Пандопулоса, который не только продолжил политику предшественника, но даже обещал начать экуменический диалог с исламом, Эсфигмену решил остаться верным резолюции 1971 г. К решению Эсфигмену присоединились архимандриты Андрей и Евдоким, настоятели обителей Свв. Павла и Ксенфонта. В итоге они были смещены с места настоятелей монастырей.

В 1972 г. Эсфигмену отказался совместно молиться с насельниками других монастырей, в которых поминали патриарха, и был исключен из представительских органов Афона в Карее. В том же году его монахов попытались изгнать из монастыря силой. Монахи заперлись в монастыре, вывесив флаг с надписью: "Православие или смерть". Настоятель Эсфигмену игумен Афанасий объявил штурмовавшим обитель, что монастырь заминирован. Осаждающие решили, что таким образом братия Эсфигмену даёт знать о своём намерении взорвать монастырь, и отступили. Несмотря на то, что Эсфигмену с 1971 г. уже не имел представителей в органах управления Св. Горой, Афонское братство пыталось вмешиваться в самоуправление монастыря, тем самым нарушая решение "Иера Синаксис" 1971 г.

В 1974 г. Афонское Собрание (братство) в Карее все-таки согласилось на незаконное решение Вселенского патриарха изгнать настоятеля Эсфигмену Афанасия, а также двух членов Совета монастыря и его секретаря. Во второй раз комитет патриархата по Афонскому братству приказал изгнать настоятеля Эсфигмену игумена Евфимия и двух монахов в 1979 г. В обоих случаях вся братия Эсфигмену обращалась к своим "незаконным" и "осуждённым" игуменам с просьбой "не покидать своих сирот", но остаться с ними для общей борьбы за Святое Православие. Сейчас власти пытаются подвергнуть сомнению законность назначения во игумены нынешнего настоятеля монастыря схиархимандрита Мефодия.

В прошлом 2002 г. насельники Эсфигмену получили иск, обвиняющий их в следующих нарушениях: а) отказ поминать Вселенского патриарха; б) неисполнение постановлений комитета патриархата по делам Афона 1974 и 1979 гг. о высылке членов братии; в) отказ от участия в Афонском братстве посредством представителей.

В номере за сентябрь-октябрь 2002 г. печатного органа монастыря "Агиос Агафангелос" эсфигменские отцы возражают против обвинений, основанных на ложном толковании Хартии – главного закона монастырской организации Афона. Совершенно абсурдным является новое требование к монахам Эсфигмену, а именно – заменить имеющиеся у них старые антиминсы на освящённые нынешними Константинопольскими патриархами. Фактически, большинство монастырей Афона использует антиминсы, освящённые до 1920 года (года принятия григорианского календаря), используются и более новые антиминсы, освящённые православными епископами. Ни от какого другого монастыря, кроме Эсфигмену, не потребовали заменить антиминсы!

Афонские правила вообще не только не предусматривают процедуры преследования отдельного монастыря, но даже запрещают в переписке обсуждать "неугодную" обитель; нельзя потребовать на суд и отдельного монаха, над ним имеет власть только монастырь, в котором он подвизается.

Со своей стороны, монастырь никогда не нарушал афонского Устава, он своевременно посылал уведомления об избрании новых настоятелей, ведёт положенную документацию

Монахов, постриженных в Эсфигмену, официальные церковные власти не заносят в общий список монахов Афона ("монахологион"), – таким образом, их как бы нет среди афонских насельников вообще, в том числе среди эсфигменитов, – они вообще не монахи! Если гонители будут последовательны, постепенно монастырь Эсфигмену может быть "аннулирован" и исключен из афонского Братства "в связи с полным исчезновением братии".

На главной и самой высокой башне монастыря Эсфигмену вот уже более тридцати лет развевается черный флаг с белыми буквами "ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ". Несмотря на то, что сегодня все монастыри Афона поминают патриарха Варфоломея, монахи-зилоты Эсфигмену продолжают исповедовать верность Христу, Святым канонам, своему Синоду ИПЦ, поминая его главу, Архиепископа ИПЦ всея Эллады, Высокопреосвященного Хризостома (Киусиса), на Святой Проскомидии.

За это патриарх Варфоломей, используя свое влияние на правительство Греции, постепенно изолировал их от мiра. Монастырь не раз оказывался в окружении вооруженной полиции. Центральная телефонная станция в Карее отключила монастырский телефон, почта задерживала его корреспонденцию, все средства коммуникации – будь-то наземные или морские – были блокированы, а осажденные монахи не могли даже выйти за ворота обители, чтобы заниматься работой на огороде. В монастырь до сих пор не пропускаются врачи, приглашаемые для оказания помощи престарелым монахам, а ведь в обители есть старцы в возрасте 100 и более лет, больные и прикованные к постели. Как-то по греческому телевидению показали передачу об Эсфигмену (сюжет которой особенно затронул сердца многих людей), в ней корреспондент спрашивает престарелого больного монаха, прикованного к постели: "Как же Вы сможете? Вам же необходим врач!" А старец, улыбнувшись необыкновенно доброй улыбкой, отвечает: "Врач ко мне не может придти, его не пускают. Но у меня есть Богородица. Она меня и излечит". Умершие монахи хоронятся без свидетельства о смерти, выдаваемого доктором, как этого требует закон, поскольку к ним не разрешают вызывать врача из Кареи.

В 2002 году, когда полиция пыталась отобрать единственный монастырский трактор, молодой 25-летний монах Трифон попытался спасти его, перегнав ночью в безопасное место. В темноте машина перевернулась. Тело Трифона нашли утром, придавленное трактором. Пальцы правой руки сжимали троеперстие, по-видимому, монах перекрестился перед смертью. Так уже в наше время монастырь обрел еще одного новомученика.

В конце концов, монахам был предъявлен ультиматум: им было приказано сдать печать монастыря, мощи и прочее имущество, включая их собственные личные документы, и оставить монастырь до 28 января 2003 года. Монахи отклонили ультиматум и обратились за помощью к самому высокому административному суду Греции, – Государственному Совету, – который спустя два года заявил, что не имеет полномочий решать эту проблему.

24 ноября 2005 года Константинопольским патриархатом было организовано дерзкое нападение на Конаки (внешний скит – представительство Эсфигмену в Карее) переодетых в рясы наемников. Лже-монахи, предводительствуемые неким Гавриилом, вооруженные ломами и кувалдами, выломали двери Конаки, ворвались внутрь и жестоко избили запершихся в ските эсфигменитов. Четверо эсфигменских монахов в тот день были госпитализированы, причем двое из них попали в реанимацию с тяжелыми травмами. Однако суд объявил виновными в нарушении мира в Карее истинно-православных монахов, и приговорил их к двум годам тюремного заключения. Из девяти осужденных монахов шесть подали апелляцию, и Апелляционный суд Фессалоник 20 ноября признал их невиновными.

Сами истинно-православные монахи не присутствовали на слушаниях, их интересы в суде представлял адвокат.

Скит, тем временем, захватил Гавриил с наемниками, объявив себя "законной братией Эсфигмену". Позже приехал сам Варфоломей и, "заложив свой камень", благословил новое "легитимное" представительство Эсфигмену в Карее. В попытке скрыть свои насильственные действия против монастыря Эсфигмену, патриарх и его исполнители в греческом правительстве начали переводить всю почту, банковские счета и недвижимость, принадлежащие монастырю, на имя нового подставного братства, которое они же и контролируют. Помощь от Евросоюза сейчас поступает во все монастыри, повсюду строятся благоустроенные гостиницы для паломников, выдаются инвестиции для реставрации старинных монастырских зданий. Финансовая помощь для Эсфигмену от Евросоюза поступает к лже-братству. Впрочем, как говорят сами эсфигмениты: оно и к лучшему, чтобы не быть должниками Евросоюза.

14 августа 2006 года монахи обители получили повестки в греческий суд в Фессалониках по странному уголовному обвинению "в расколе и ереси". Слушание было назначено на 29 сентября 2006 года в греческом государственном уголовном суде в Фессалониках. Суд монахов оправдал.

Продолжается "сотрудничество" патриарха Варфоломея и греческого правительства (в лице Доры Баккояни, которая является полномочным представителем греческого государственного аппарата на Горе Афон). Именно под ее контролем и властью монахи были отрезаны от продуктов питания, медикаментов, горючего для отопления, от медицинской помощи. Есть данные о смерти пяти престарелых монахов, так и не дождавшихся врача. Прокурор Верховного суда г. Фессалоник Василис Флоридис регулярно призывает "к насильственному аресту и изгнанию зилотов из Эсфигмену".

Травля монастыря еще более усилилась после письма в Константинопольскую патриархию управляющего Отделом внешних церковных сношений МП митрополита Кирилла (Гундяева), осудившего насильное изгнание, по его выражению, даже "раскольников" с Афона. Масло в огонь подлило еще одно событие: игумен русского Свято-Пантелеймоновского монастыря неожиданно начал поминать на службе патриарха московского Алексия II, за что позже получил в Карее строгий выговор от Варфоломея. Об этом узнали в Москве. Таким образом политическое противостояние между Константинопольской и Московской патриархиями сыграло свою полезную роль для Эсфигмену.

Прокурор Флоридис через газету "Симера" (от 24-25 мая 2008 г.) разразился гневом на монахов-зилотов, назвав их раскольниками-фанатиками, усмотрев в их действиях "пример разрыва единства монастырей Афона" и чуть ли не "угрозу национальной безопасности страны"! При этом он отметил, что "русские монахи-фанатики этому примеру уже последовали". Русофобская политика и "рейдерство" патриарха Варфоломея известны еще с 1992 года, когда из русского скита Святого пророка Ильи на Афоне насильно, в наручниках (!), без суда и следствия полицией были вывезены семеро монахов-зилотов во главе со скитоначальником архимандритом о. Серафимом. Монахам даже не разрешили взять личные вещи и паспорта: просто посадили всех на катер и вывезли за Афон, в Урануполис. Скит находился в юрисдикции РПЦЗ, все монахи были американскими гражданами, так что никакой связи с МП не было, просто скит заняла угодная Варфоломею братия, присвоив себе все ценности, реликвии и имущество скита (отметим попутно, что Свято-Ильинский скит на Афоне, принадлежавший Русской Зарубежной Церкви, был захвачен Константинопольским патриархатом именно потому, что русские монахи-зилоты не поминали еретичествующего Константинопольского патриарха; этот захват, по всем признакам, был осуществлен не без влияния Московской патриархии, которая спустя несколько лет таким же насильственным способом захватила монастырь РПЦЗ на Святой земле, – прим. ред. ЦВ).

Летом 2008 года патриарх Варфоломей вновь собирает в Карее Священное собрание "Иера синаксис" из игуменов и представителей всех монастырей, поставив вопрос "ребром": об изгнании эсфигменитов из обители и вообще с Афона. Понимая, что его действия стали достоянием гласности в Греции и за рубежом, Варфоломей пытается убедить собрание добровольно принять его сторону и общим решением (чтобы отвести ответственность от себя лично), изгнать непокорных зилотов, поселив в монастырь уже подготовленную им лже-братию во главе со лже-игуменом Хризостомом Кацульерисом ("боевиков" Гавриила, уже захвативших Конаки в Карее). Но из десяти самых крупных монастырей Афона (которые по Афонскому уставу имеют право основного голоса), пятеро игуменов отказались поддержать Варфоломея, открыто высказавшись о его "экуменистической антиправославной политике и братской любви с папой Римским". Причем двое из них пригрозили "прекращением поминовения, если он не оставит Эсфигмену в покое и не перестанет лобызаться с папой".

Таким образом, климат на Афоне в отношении несломленного врагами монастыря Эсфигмену несколько оздоровился. Хотя по-прежнему продолжается неофициальная блокада: не поступают лекарства, нет электричества, отключен телефон, не приносят почту и т.д. А паломникам и туристам, желающим осмотреть Святую Гору Афон и обращающимся за разрешением посетить Эсфигмену, отвечают, что "монастырь не принимает гостей". В результате туристы отправляются в путешествие по другим монастырям, хотя на самом деле Эсфигмену может принять до 400 паломников.

Но, несмотря на это (по моему личному свидетельству), паломники, пришедшие в этот монастырь, необыкновенно радушно принимаются братией Эсфигмену вне зависимости от юрисдикции или национальности, еда в трапезной очень вкусная (продукты и все необходимое подвозятся обычно тайно ночью). Рыбу монахи ловят сами с пристани удочкой, т.к. лодку власти отобрали и не разрешают им выходить рыбачить в море. В Эсфигмену паломник ощущает себя действительно под Омофором Самой Пречистой Божией Матери, что, по слову игумена монастыря схиархимандрита о. Мефодия, помогло и помогает им выстоять в эти сложные апостасийные времена.

Евгений Зилот, г. Афины,

прихожанин ИПЦ Греции,

16. 01. 2009 г.

Опубликовано на сайте "Церковные Ведомости РИПЦ"

Просмотров: 1592 | Добавил: Анарион | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: